Сергей (bokomarus) wrote,
Сергей
bokomarus

Categories:

Велопоездка на Кольский - Дорога "1000 ручьёв".

Предыдущая часть - Сейдозеро

Солнечный свет и тень менялись на тенте палатки, высвечивая его сетчатую структуру. Я некоторое время лежал на спине в тёплом спальнике, и рассматривал эти узоры, после вчерашней непогоды видеть это было очень приятно.  Ночью было холодновато, возможно, лучше  было бы, ночевать внизу, а не здесь, на высоте более 300 метров, но теперь, утреннее солнце согрело, вылезать не хотелось, а самое интересное заключалось в том, что тент этот, который я с удовольствием рассматривал, был сухой, он высох за ночь. Может надо было и одежду выкинуть ночью сушиться? Всё было в разной степени влажное и мокрое.

На карте, за посёлком и рядом горой, был обозначен источник, надо бы теперь перебазироваться туда, поесть, привести всё в порядок и посушить. Пришлось натягивать мокрую одежду, из ботинок можно было выливать воду. Ну, с ботинками проще, у меня же были с собой ещё и сандалии! Я надел сандалии, а наверх ещё велобахиллы, вид получился ужасный, типа утиных лап, зато сухо.  Уже знакомый магазин получился тоже по пути, поскольку дальше по плану уже предполагалась глушь на несколько дней, надо было купить побольше еды, и что нибудь на завтрак тоже.

Дорога поднялась немного вверх, и вышла на приятную полянку. Вокруг был хороший сосновый лес, было место для костра, оставалось найти родник. И где?  А вот он, это оказалось совсем не то, что я ожидал увидеть. Из земли торчала согнутая труба! А из этой трубы хлестала вода. Вода выходила из самой Ловозёрской горы!




Надо сделать костёр. Ничего для розжига костра не было, не взял, потому что думал, что не надо. В прошлой поездке здесь было тепло и сухо. Теперь оказалось всё сырым. И береста, и ветки хвойные, всё это постоянно затухало, пришлось долго возиться, костёр очень медленно, но разгорался. Я подкинул ещё веток.
Вещи сушились на ветру, висящие на ветках, и на земле. Рядом с костром сушились ботинки. На горной воде готовилась еда. Было облачно, но без дождя, синее небо иногда проскакивало в щелях облаков. Барометр показывал те же 740. Одежду удалось высушить, и ботинки тоже. Кайф.
Можно было двигаться дальше, варианта было только два - либо возвращаться назад либо..  либо дальше была дорога с весёлым названием “1000 ручёв”.

Асфальтовая дорога опять взяла хороший подъём, теперь уже основательный, выходя всё выше и выше.
Слева постоянно возвышался склон гор, покрытый тундрой, справа лес уходил всё ниже, постепенно открывая просторы горизонта. Дорога ещё поднялась и вышла на поверхность, горизонт внезапно открылся на многие километры, впереди подо мной лежали леса, леса, а дальше раскинулось большое, огромное озеро, это Умбозеро, а за ним были.. да, это были они, за озером возвышались Хибины.




Я стоял на склоне одних гор, а впереди, через озеро, были другие горы, ещё выше.  Опять тишина и ветер..
Вокруг не было ни души. Можно было долго стоять и наблюдать это величие природы.  Рядом были полуразваленные строения заброшенного горного комбината, здания и трубы, серые и маленькие посреди огромных гор стояли покинутыми, ветер летел над ними, они постепенно разрушались под действием природы, а горы оставались.

- Мы, северяне, люди неторопливые, торопиться нам некуда, впереди - вечность.

Так сказал один помор из Беломорска. Я совершенно беззаботно терял время. Как будто не ожидается сегодня серьёзный путь. Было уже два часа дня. А почему бы не походить по горе?


Оставив велосипед в кустах, полез вверх по склону горы, рядом, виднелась дорога, или подобие дороги, она извиваясь по склону. Это дорога на Аллуайв, одну из самых высоких вершин Ловозёрских гор, вот бы его посмотреть. Но вершины были плотно закрыты облаками, там шёл дождь. Капли начали постепенно барабанить по капюшону.. всё, всё, назад, я больше в это не играю. На велик и вниз, спуск к озеру, большой и быстрый, по грунтовке, даунхилл с двадцати килограммовым рюкзаком. Дорога виляла в стороны, постоянно возникали крупные камни, спуск длился метров триста вниз, затем эта дорога выскочила на перекрёсток.

Ну да.. Широкая потрёпанная грунтовка шла ровно на юг.  Чувствовалось, что это она, старая дорога, получившая ныне название дороги “1000 ручёв”. Очень много потоков стекает с гор, и все они пересекают её. Чуть дальше виднелась поднимающаяся вверх насыпь заброшенной железной дороги. Всё точно. Здесь кто-то приехал в лес, наверное, ягоды собирали, один человек даже вышел и посмотрел мне вслед, наверное, вид одинокого странника, который уходит по этой дороге и скрывается за косыми каплями дождя навевал жуть. Здесь на неё вход, а выход.. Нет там выхода, она ведёт в глушь полную, жилья не будет два дня минимум.
Дождь так и не прекратился, он продолжал накрапывать, и это был очень нехороший знак, надежда на хорошую погоду исчезла.

Дорога была грунтовая, песчано-каменистая, извилистая, постоянные подъёмы и спуски. После каждого спуска внизу как правило была лужа или ручей. Ну, подумаешь, ручей. По началу я их решил форсировать не останавливаясь. И даже преодолел пару штук. Потом стало глубже, я одел сандалии чтобы переходить их в брод. Ну, не зря же я их брал. Велик удавалось провести по краю.

Но следующая лужа оказалась слишком большой. Вода поднималась уже выше колен. Походив ещё по колено в воде я вернулся к велику. Не пройти. С велосипедом её не перейти. Если только снимать рюкзак, и перетаскивать его в брод на спине, а потом перетаскивать велосипед, потом назад рюкзак ставить. И сколько будет таких ручьёв? 1000??? Шёл дождь. Идти, перетаскивая вещи через все эти ручьи под дождём? Это невозможно.. Дожди сделали своё дело, дорога была залита настолько, насколько это возможно. Всё. Казалось, что больше вариантов нет. Круги падающих капель расходились по лужам. Велосипед лежал на обочине.

Железка? Хмм..
Её большая насыпь виднелась совсем недалеко. Она шла параллельно дороге. Я так и не посмотрел на неё, что там? Во всяком случае - ручьёв же на ней быть не может? Не может.

Старая железная дорога, построенная ещё ГУЛАГом в 50е годы лежала заброшенной. Большая ровная её насыпь тянулась далеко в даль в обе стороны. На ней неровно лежали деревянные просмолённые шпалы, рельс не было. Мне всегда обидно, когда разбирают рельсы. Но даже теперь дорога удивляла своей грандиозностью, была чем-то мощным в этой глуши, насыпь сохранилась в хорошем состоянии.

По самим шпалам ехать было невозможно. Но всё таки, эта дорога давала один небольшой шанс - между обрывом насыпи и шпалами оставалось полметра пространства. Иногда это пространство сужалось из-за веток деревьев, но тогда можно было перейти на другую сторону дороги, оно было всегда. Можно было снять сандалии, одеть сухие велоботинки и попробовать. Песок сначала поддавался тяжело, но был довольно плотным, ехать по нему было тяжеловато, но возможно. Ветки иногда хлестали меня сбоку, обдавая при этом ещё водой. Так, под дождём, я постепенно продвигался вперёд, перебираясь то на одну сторону, то на другую, выбирая где было ехать легче. Местами разгонялся до 18 км/ч. Главное - не останавливаться. Это же не вечность, это всего лишь дорога, и когда нибудь она кончится.

Счёт времени потерялся, иногда дорога немного поднималась, иногда чуть поворачивала, насыпь была крепкая, некоторые места подсыпаны гравием. Шпалы постепенно перемещались, и оставались за спиной. Дорога действительно проходила над ручьями, часто они появлялись, я тогда радовался, проезжая по очередному мосту, смотря на эти бурные потоки и представляя что там творится на грунтовой дороге, а мосты там были довольно серьёзные из железобетонные литых пролётов, иногда не ручьи, а целые реки шумели внизу. Я набирал воду из проходящих ручьёв для питья. Затем и горы остались позади.

Грунтовая дорога вилась вокруг железки, то с одной, то с другой стороны, затем сделала большой зигзаг и встретилась с ней под прямым углом. На перекрёстке дорог стоял большой остроухий чёрный пёс. Откуда он, и что он делает здесь, в этой глуши, один под дождём? Здесь же нет никого. Здесь его дом? Он смотрел на меня и, будто бы, думал тоже самое. Я ещё постоял, посмотрел карту, всё верно, путь идёт вперёд.  Мы разминулись, и направились в противоположные стороны.

Бывает, люблю подолгу рассматривать карты. Природа иногда рисует на них удивительные, причудливые формы, такие необычные места манят своей загадочностью. Хочется их посмотреть “в живую”.
На месте, было не очень понятно, почему вокруг всё вдруг стало залито водой, её вышло столько, что дорога скрылась, хмурое небо отражалось вместо неё, обойти можно было только по насыпи, хотя и насыпь стала более рыхлая, ехать по ней было уже не возможно, только идти. Это уже не лужи, это целые озёра.

Дорога пересекала болотный массив.




Здесь хорошо виден перекрёсток. И теперь понятно, почему дорога потом улучшилась. Дорога “1000 ручьёв” закончилась, к ней примкнула другая дорога, более широкая.
Несмотря на то, что ручьи остались позади, разливы продолжались. Они были глубокие, я иногда вёл велосипед весь в воде, поддерживая над водой только рюкзак. Глина, делала их скользкими, раз подскользнулся и чуть не рухнул в воду и не утопил всё. Приходилось цепляться за ветки. Спина заболела от того что постоянно вытягивал вел с грузом. Дождь промочил всё полностью, и куртка и свитер и футболка, они были не просто влажными, они были мокрыми. В ботинках хлюпала вода. С куртки стекали капли. Холодно не было лишь потому, что вода нагрелась на теле от непрерывного движения. Но к вечеру становилось прохладнее...

И что ты будешь делать? Что ты бу-дешь де-лать?? Я не знаю, что делать. Нет, я не готов к такой поездке, совсем не готов, одежда промокает, рюкзак тоже, тёплого белья на ночь нет.
Вот дождь бы перестал, может ехать днём, и ночью, и высохнуть по дороге.. ? Ещё я ждал моста через реку Кица, как будто за ним все проблемы закончатся. На самом деле, за этим мостом такая же глушь.

После Пунчи дорога становилась лучше, это же всё таки дорога а не насыпь, тут ездят, видны следы, можно было разгоняться, дело пошло быстрее, ещё 10 километров она поднималась и cпускалась по холмам, затем резко повернула и запрыгнула на насыпь, и я уже догадывался почему. Впереди мост.
Он появился:



Это мост железной дороги. И автомобильный мост все обычно фотографируют, ну, я тоже, вот наша дорога :




Река Кица шумно несла свои воды в сторону озера. С ней как бы заканчивалась Лоозёрская часть похода, начиналась другая.

Дождь прекратился.
Вечерело, пора уже заворачивать. Искать стоянку.  Где-то там.. на берегу озера.
Лесная дорога ответвилась в нужную сторону, она долго петляла по сосновому лесу, под колёсами всё чаще был песок, и вот, наконец, озёрная гладь показалась впереди.

Однако случилось то, чего я не совсем ожидал... Вместо уединённой стоянки на берегу, дорога привела меня к причалу. Там стояли лодки. Какие ещё лодки? Откуда они здесь?? Я думал, здесь людей то не бывает.. Дальше, на берегу, стоял странный дощатый дом в виде прямоугольника, около него суетились двое мужиков.

Поехал к ним, это были рыбаки, они собирались выходить в озеро и несколько удивились моему появлению, откуда это я, я поглядывал на эту избу, они сами были из Кировска и.. из избы выходила труба!!! Труба.. Вот оно что.. В ней же есть печка!  Печка означала всё. Разговор постепенно налаживался, их было двое, один более полный, и более добродушный:

- Да вон, можешь ночевать в избе.

Йес!!! Ночевать не нужно, а вот высушиться..  Другой более худой и более строгий:

- Но чтобы всё аккуратно!

Изба внутри представляла собой своеобразный лабиринт с дверями, которые открывались то наружу то вовнутрь.

- Это у них от медведей так сделано!

Комнатка, в которой была печь, была маленькая, как потом выяснилось это было что-то вроде бани. Железная сварная печь стояла ближе к окну. Я натянул там верёвку, развесил одежду, ботинки, раскрыл для просушки рюкзак. Всё было мокрое. Даже спички, которые специально лежали в пакете, и те были сырыми и не загорались. Пришлось достать НЗ из НЗ - спички из пакета, запечатанные ещё и в целлофан. Напилил веток в качестве дров.  Постепенно печь разгоралась, пошло тепло, и из развешенных вещей повалил пар. Пришлось открыть форточку, чтобы он выходил. Точно баня.

- Серёга, давай по 100 грамм!

Пока я сушился, они сделали попытку выйти в озеро, и теперь вернулись. Как выяснилось, они и сами были в этой избе как гости, и собирались оставаться здесь ещё два дня. Ну по 100 грамм, так по 100 грамм.
В комнатке с окном на озеро был стол, рядом ещё одна печь, её не зажигали, там, на газовой плитке, стоял чайник, с другой стороны была лежанка. Зажгли керосиновую лапу, она освещала помещение тёплым светом. Снаружи дул сильный ветер.

- На завтра штормовое предупреждение!


Один стакан на троих. Организм, похоже, водку сразу аннигилировал за отсутствием энергии. Была ещё колбаса и хлеб. Эти ребята чем то мне напоминали космических пиратов из фильма “Гостья из будущего”. Один побольше и в свитере, похожий на Невинного, расплывался в улыбке:

- Да мы же это.. мы рыбаки-и-и-и.

Другой был тонкий, и более строгий, хоть и без усов, ему ещё не хватало пиджака, зато он был в куртке и очках. Такого туриста, как я, они видели впервые. Про моё предположение ехать дальше в Умбу по старой дороге, выразили вообще полное недоумение. Однако нашли что у велопоходов и рыбалки есть что-то общее, спортивное, стремление чего-то достичь. Насчёт рыбы, здесь места богатые. Много рассказывали про кумжу которая здесь в озере бывает больше двух килограмм.

- А вот на озере Малый Вудъявр я поймал кумжу в 3 килограмма!  А вода там такая чистая, что на восемь метров видно в глубину!

Я не знал где этот Вудъявр, наверное это красивое место.

- Стоянки? Конечно там есть стоянки.

Ещё, они говорили, что воду здесь можно пить прямо из озера, хотя я потом, смотря на его берег, что-то очень в этом усомнился. А ещё, что сейчас погоды нет вообще, и давно, сплошные дожди, а вот в прошлом году такая жара была, что шапку в озере приходилось намачивать постоянно и надевать. “строгий” размахивал руками, на руках у него висело 10 чайных пакетиков. Это он собрался заваривать чай. Потом он засунул все их в чайник. Я принёс свою кружку, горячий чай с сахаром был очень приятен этим вечером.


Керосиновая лампа стояла на подоконнике. За окном стемнело, тёмная, тёмно-синяя поверхность озера вспениваясь белыми полосками, ветер буйствовал, я смотрел как по ней бегут белые буруны.

Потом один из них, и завалился спать, другой решил допить недопитое, а я пошёл сматывать вещи и стелить палатку на берегу.

По берегу озера рос приятный сосновый лес, и большое количество мха, на котором можно мягко расположиться. В палатке обнаружилась неприятная вещь - хотя теперь вся одежда была сухая, всё таки я рухнул в какую-то лужу достаточно глубоко, чтобы промочить рюкзак, и спальник оказался сырым сбоку. Пришлось зажечь под ним горелку и сушить его. Пока спальник сох, рассматривал карту. Куда дальше-то? Думал ехать в Умбу, потом в Варзугу, но на этой старой дороге сейчас из за дожей, скорее всего, такие же лужи, нет,  хватит уже. Запланированный маршрут развалился. С Варзугой придётся проститься. Что теперь, ехать в Кировск, а дальше… О! А это что.. Надпись “Малый Вудъявр”. Так это здесь?! Озеро было недалеко от города в горах, и, вроде, до него даже имелась дорога. Ну, значит, завтра тогда туда, а потом.. потом уж в Кировске на вокзале куда нибудь уехать.

Развалился в спальнике на мягком мху, прямо как на диване. Ночь. Ветер шумел в соснах. А где-то далеко, на озере, шумели волны.



Дальше - Хибины.
Tags: Кольский полуостров
Subscribe

  • Эйна

    Предыдущая часть - Объятия тундры Наступило утро. Теперь, каждый раз просыпаясь, я смотрел на тент палатки. Он покачивался, ветер шелестел, по…

  • Объятия тундры

    Предыдущая часть - По ту сторону полуострова Однажды в детстве у меня разбился шарик - ёлочная игрушка. розовый, с пятнами, которые светились в…

  • По ту сторону полуострова.

    Предыдущая часть - Врата безумия Утром было всё так же холодно. Небо снова затянулось серыми тучами, хотя и не таким тёмными как раньше, но…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment